Казак — экстремист. Приговор за взгляд

Хроники правосудия

18 апреля в городском суде прозвучал приговор по делу Александра Дзиковицкого, издателя газеты «Казачий Взгляд». Бывшего сотрудника милиции, ветерана войны в Приднестровье, стоявшего у истоков возрождения казачества в Обнинске и Калужской области, осудили за «разжигание межнациональной розни». Судья Дмитрий Пимошин лишил журналиста свободы на один год колонии-поселения и права «заниматься деятельностью в области производства и выпуска средств массовой информации» на три года.

ОТ СУДА К СУДУ

Газета «Казачий Взгляд» издается с 1997 года, её редактор и учредитель 53 летний Александр Витальевич Дзиковицкий считает себя одним из немногих в России консолидаторов казачества. По его мнению, издание годами служило свободной платформой мнений для казаков России и Зарубежья.

Проблемы с правоохранительными органами у Дзиковицкого начались в начале мая 2011 г. В Калужскую областную прокуратуру пришёл, потом перенаправленный в Обнинск, запрос из Ростова – проверить газету на нарушение ст. 282. п. 1 (призывы к разжиганию розни) УК РФ. Тамошние сотрудники прокуратуры, увидев в одном из номеров «КВ» статью Петра Молодидова, ходатайствовали в Ростовский суд о признании материала экстремистским. Суд, почему-то в отсутствие автора статьи, удовлетворил просьбу прокуратуры 8 декабря 2011. Сам Молодидов — более чем известная личность. Воевал в Приднестровье, Абхазии, а на Дону сел на 17 лет за суд Линча в отношении двух граждан Армении, попытавшихся изнасиловать девушку. В Обнинске следователь СУ СК Алексей Добарин нашёл, на его взгляд, 17 публикаций, попадающих под ст.ст. 280, ч. 2 и 282, ч.2, п. «б» УК. Основой обвинения стала экспертиза из Калуги, про которую потом Дзиковицкий и его защита скажут много нелестных слов. Признавать себя виновным издатель газеты отказался.

Следствие заняло почти девять месяцев; и после утверждения обвинительного заключения прокуратурой дело пошло в гражданский суд. С января 2012 г. подозреваемый в «розни» Дзиковицкий находился под подпиской о невыезде. Судья Оксана Саркисова, недолго разбирая дело, постановила – признать перепечатку в «КВ» «Аналитический обзор современного казачьего зарубежья» экстремистским материалом, подлежащим внесению в Федеральный список экстремистских материалов, запрещённых к хранению и распространению на территории РФ. Аргументацию защиты, что эксперты нарушили принципы Постановления Пленума Верховного суда от 28.06.2011 года, не допускающего органам требовать от экспертов положительных формулировок, Саркисова отмела. Она поддержала мнение, высказанное прокурором Рубцовым, что директивы Верховного суда не распространяются на гражданское делопроизводство, а только на уголовное. Туда и перешёл процесс, принявший достаточно жёсткий характер по отношению к обвиняемому.

ДЗИКОВИЦКИЙ – МНЕ УЖЕ ПРИГОТОВИЛИ КРАСНУЮ ХАТУ

19 марта на очередном судебном слушанье председательствующий судья Дмитрий Пимошин вынес постановление – изменить меру пресечения Дзиковицкому на заключение под стражу. Прокурор Александр Рубцов поддержал решение. Причиной назвали приход Дзиковицкого на процесс в состоянии легкого алкогольного опьянения. Сотрудники ИВС, куда поместили редактора, проверять арестанта на наличие спирта в крови не посчитали нужным.

Отправка в заключение оппозиционного журналиста взорвала казачью общественность и политизированную часть рунета. Судье пообещали кару «во имя Христа», а на ближайшее рассмотрение дела приехали десятки казаков, – от Приднестровья до Благовещенска, и просто сочувствующих Дзиковицкому – националистов и либералов. Поначалу суд пытался гнуть резкую линию, отклонив ходатайство подсудимого об освобождении из-под стражи и удалив из зала его отчима Анатолия Игнатюка за просьбу включить диктофон. В ответ защита попросила выпустить Дзиковицкого под поручительство одного из казачьих общественников – Андриана Афанасьева. Себя этот гражданин в годах, с полной грудью наград, охарактеризовал так: «Я ветеран войны во Вьетнаме, атаман Московского казачьего стана, генерал-адъютант, представитель дома Романовых и заслуженный деятель российской культуры». Удалившись в совещательную комнату и подумав полчаса, судья Пимошин изменил меру пресечения издателю «КВ», вопреки позиции прокурора Рыженковой.

После суда Дзиковицкий поделился впечатлениями об обнинском ИВС: «Сидел с арестованным полицейским, он рассказал, что в СИЗО Калуги мне уже приготовлена красная хата, где сидят бывшие сотрудники правоохранительных органов. С блатными – таких, как я, сажать нельзя». Роль группы поддержки издатель оценил так: «Я благодарен казачеству, которое за исключением отдельных персонажей типа атамана Чуприкова из Москвы, встало на мою сторону и не сдало на съедение властям».

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

Дальнейшее развитие событий можно уложить в схему – защита убеждает, суд отвергает. На стороне Дзиковицкого выступил свидетелем член Союза писателей России – Евгений Косов, он представил ряд аргументов в поддержку журналиста. Например, что публикации исторических материалов о генерале Петре Краснове нельзя оценить как «экстремизм». Поручитель Андриан Афанасьев предлагал суду рассмотреть дело с учётом вольнолюбивых казачьих традиций, позволяющих свободно обсуждать самые злободневные темы. Особое внимание защита акцентировала на пресловутой экспертизе, обжаловав и попросив суд отменить её, и назначить проведение повторной, независимой экспертизы. Судья Пимошин отказал.

Попутно Дзиковицкий подал Заявление в Управление президента РФ с просьбой привлечь прокурора Обнинска Михаила Нарусова по статье 282.1 УК, – создание экстремистского сообщества – за цепь политических дел против журналистов Наукограда – Игоря Кулебякина и Эдуарда Самойлова. Добиться желаемого не получилось.

Предпоследнюю точку в судебном следствии поставили 16 апреля, когда пробил час прений сторон. Государственный обвинитель Рыженкова попросила лишить свободы издателя «КВ» на 3 года с отбыванием срока в колонии-поселении, и запретить заниматься журналистикой на аналогичный срок. Дзиковицкий, не скрывая возмущения, пол часа, перебиваемый судьёй Пимошиным, излагал своё видение ситуации, говоря, что суды продолжают традиции советских трибуналов. Особо упирал казак на лишение судом его права на независимую экспертизу, и назвал приобщённую к делу экспертизу юридически безграмотной. Адвокат Александр Суранов акцентировал свою речь на туманное определение «экстремизма», обратив внимание судьи на использование статей 280-282 органами для борьбы с оппозицией, что антиконституционно. Общественный защитник, отчим обвиняемого, Анатолий Игнатюк отметил, что прокуратура утяжелила формулировки экспертизы, что недопустимо, и указал на символический, годовой стаж работы одного из экспертов. Второй гражданский защитник, кандидат политических наук, секретарь правления Союза писателей России, политолог Баяр Жигмытов, отметив роль редактора единственной в России казачьей газеты, указал на то, что приговор выгоден враждебно настроенным против России странам. Одним из направлений «КВ» освещал темы агрессивной внешней политики Китая и деятельности кавказской оргпреступности. В целом, все три представителя защиты попросили суд ограничиться постановлением о недопущении резких публикаций в «КВ». Обвиняемый Александр Дзиковицкий, оценив шансы оправдательного приговора, которых выносят менее 1 %, встав с последним словом, озвучил: «Если в моих действиях и были огрехи и нарушения законодательства, то делал я их не преднамеренно, то есть отсутствовал сам умысел на “разжигание” и “возбуждение“». Как говорится, вину признал, но частично.

Уже после этого процесса, обсуждая сильные и слабые стороны обвинения и защиты, Дзиковицкий подытожил: «выступления защиты выглядели гораздо убедительней и профессиональней, нежели речь прокурора, которая была совершенно серой и компилятивной».

ПРИГОВОР

18 апреля на вынесение приговора приехало более двадцати общественных деятелей от казачества, включая московского мецената Владимира Мелихова и членов ветеранских организаций. Участники боевых действий в Афганистане и Приднестровье демонстративно надели награды. Не было только представителей общины «Спас» Игоря Лизунова и доморощенных «нацистов», многочисленных в «Вконтакте». Накануне оглашения приговора электронную почту обнинского суда завалили открытыми письмами с пожеланиями отнестись к Дзиковицкому снисходительно.

Судья Пимошин, пригласив усиление от судебных приставов, за 40 минут прочёл приговор, вынесенный по ч. 2, п. «б», ст. 282 УК, именем РФ лишив свободы Дзиковицкого на 1 год, назначив отбытие срока в колонии-поселении и запретив издавать 3 года СМИ. Судья посчитал нужным убрать статью 280 УК, как – «излишне вменённую». Также Пимошин отбросил квалификационные формулировки обвинения о «призывах к созданию экстремистского сообщества» и «дискредитации властей». До вступления приговора в силу редактора оставили под подпиской о невыезде.

Как пояснил Дзиковицкий, «с приговором, который изначально был «заточен» на обвинительный уклон, не согласен, уже подал кассационную жалобу в областной суд по гражданскому процессу, буду подавать и по уголовному. Надеюсь, что суд поймёт, что не стоит делать из меня мученика. Больше всего возмущает формулировка приговора “использование служебного положения”».

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

Один из казачьих деятелей Обнинска, Сергей Мельницкий, атаман хуторского общества «Донец», подчеркнул: «Казачество не бросит своего брата и будет его поддерживать. Независимо от степени вины, Александр – уважаемый казак, который поставил перед собой миссию тащить газету федерального уровня. Он действовал не из злого умысла, надо понимать, что «КВ» — дело его жизни. Уголовное дело коснулось всего казачества, т.к. газета даёт ему возможность свободно выступить со своим мнением». Приезжавший на суд есаул Амурского Казачьего войска Евгений Смирнов: «Дело было шито белыми нитками. Казаки восприняли приговор с негодованием, как плевок властных структур». Справедливоросс Александр Трушков назвал не поддерживающих Дзиковицкого казаков – «разжиревшими ряжеными свиньями, сосущими из бюджета», а депутат областного законодательного собрания Татьяна Котляр признала, что редактор не заслуживает больше года условно.

Кстати, суды по 282 статье не редкость в Обнинске, ранее в городе существовало много скинхэд-бригад и националистических объединений. Например, Национал-социалистическое Общество, Национально-славянский фронт освобождения России. Практически все их члены попали десятками в 2006-2009 годах на скамью подсудимых. По мнению одного из них, освободившегося из мест лишения свободы, «Приговор достаточно «мягкий» по сравнению с аналогичными процессами по стране. Сказалась массированная поддержка казачьих организаций. Будь Дзиковицкий один, его бы упаковали года на три, а из-за вмешательства казаков следствие обошлось без традиционного беспредела. Что касается правового нигилизма в суде, это общероссийское явление».

Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

© 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх