90 тонн меди на Статую Свободы купили у русских масонов Демидовых.

122 года назад, 28 октября 1886 г. в присутствии тысяч зрителей состоялось торжественное открытие Статуи Свободы, на котором выступил президент США Гровер Кливленд. Как французский подарок к столетней годовщине американской революции он опоздал на десять лет. Изначально памятник планировали установить к 4 июля 1876 — 100-летию американской независимости, отсчет которой ведется от принятия Декларации независимости 1776 года, в которой «свобода», наравне со «стремлением к счастью», признается «неотчуждаемым правом личности», дарованным Творцом. Однако в Декларации содержится и другое понимание свободы – как независимости «соединенных колоний» от Британского государства. В ней представители Соединенных Штатов Америки, «от имени и по уполномочию доброго народа» колоний заявляют о том, что отныне они «в качестве свободных и независимых штатов» уполномочены «объявлять войну, заключать мирные договоры, вступать в союзы, вести торговлю» и совершать любые другие действия, на которые имеет право независимое государство.

Однако создатели статуи не успели: и во Франции, где создавалась статуя, и в США, где для нее сооружали пьедестал, сбор средств осуществлялся очень медленно. В итоге на международную выставку в Филадельфии, приуроченную ко «дню рождения» Соединенных Штатов, сумели доставить лишь руку с факелом, да и то уже к окончанию работы выставки. Открытие же монумента произошло лишь 28 августа 1886 – с опозданием на десять лет. Не будь этого замешательства, мы, возможно, могли бы более определенно сказать: а чему, собственно, установлен памятник?

Американская француженка

Идея создания статуи Свободы родилась в 1865 году у группы французов, сформировавших под руководством академика Эдуарда де Лабулайе демократический кружок, члены которого жили в надежде на конец империи и утверждение французской республики. Статуей Свободы французы хотели выразить восхищение великой республикой по ту сторону Атлантики.

За выполнение проекта взялся молодой скульптор Фредерик-Огюст Бартольди. Его статуя Свободы была вдохновлена знаменитой картиной Делакруа «Свобода, ведущая народ на баррикады».

Во время поездки в Америку Бартольди обращает внимание на остров Бедлоу в нью-йоркской гавани как на наиболее удачное место для будущего монумента. Забота о дополнительной прочности статуи (остров часто подвергается ураганным ветрам) была возложена на французского инженера Гюстава Эйфеля, будущего создателя знаменитой башни в Париже.

Есть мнение, что Бартольди, создавая статую для Нью-Йорка, взял за основу свой ранний проект гигантской скульптуры, предназначенной для Египта. Ваятель действительно побывал там в 1860-ые годы. Познакомившись со строителем Суэцкого канала Фердинандом де Лессепсом, Бартольди предложил египтянам создать к открытию водной трассы между Средиземным и Красным морями огромную скульптуру с маяком-светильником в руке. Статуя должна была называться «Прогресс» или «Египет, несущий свет в Азию». Правитель Египта Исмаил-Паша не принял эту идею – предположительно, из-за нехватки средств. Впрочем, сам скульптор всегда отрицал «египетское» происхождение Свободы и утверждал, что проект, предназначенный для Америки, совершенно оригинален.

Будучи совместным, франко-американским проектом, статуя Свободы долгое время воспринималась как символ дружбы «двух наций, которые действительно любят и ценят свободу», напоминает СNN. «Французский акцент» самой известной американки стал еще более очевиден в годы Первой и Второй Мировых войн, когда американское правительство – союзник Франции — разместило изображение статуи на облигациях военного займа и плакатах.

Впрочем, по мере установления «монополии» США на право называться родиной «свободы и демократии», о французских «корнях» «Леди Свободы» забыли. А зря.

Статуя Свободы на британских кукурузных полях

Статуя Свободы на британских кукурузных полях

От фригийского колпака – к короне

Тот факт, что из Франции в Америку приехала не только сама статуя, но и идеи, вдохновившие на ее создание (правда, несколько раньше), отмечали многие исследователи. Известно, что статуя Свободы использовалась уже деятелями Французской революции, в частности, Робеспьером и его сподвижниками, установившим культ Верховного существа. Реальным содержанием этого культа, как считает специалист по феномену «гражданской религии» США, главный редактор журнала «Фома» Владимир Легойда, было почитание Революции. Выступая в Национальном Конвенте 18 флореаля II г. (7 мая 1794 г.), Робеспьер «публично заявляет о своем деизме и высказывается (в духе Руссо) за установление гражданской религии, которая должна являться необходимым руководством в общественной жизни», напоминает Легойда. По настоянию Робеспьера каждый десятый день декады было решено посвящать прославлению какой-либо гражданской или социальной добродетели (Верховному Существу, Истине, Справедливости, Скромности, Дружбе, Воздержанности, Искренности, Славе, Бессмертию и т.д.).

Впрочем, как отмечает исследователь, статуя Свободы использовалась и для отправления другого культа, также прямо связанного с идеями Просвещения – культа Разума. 20 брюмера (10 ноября 1793 года) Парижской Коммуной в соборе Парижской Богоматери был организован праздник «Свободы и Разума», где перед статуей Свободы, воздвигнутой вместо стоявшей там прежде статуи Богородицы, революционный хор прославлял славные дела революции и освобождение человека.

По некоторым данным, в годы республики в Париже были установлены две статуи Свободы. Одну из них в октябре 1792 г. водрузили на площади Революции (ныне площадь Согласия) — на том месте, где раньше возвышался памятник Людовику XV. Свобода предстала перед парижанами в полный рост, опираясь на пику. На ее голове красовался фригийский колпак. Другая статуя появилась на площади Пик (ныне Вандомской), на месте памятника Людовику XIV.

Свобода во фригийском колпаке – Марианна – это традиционное изображение Французской Республики. Фригийский колпак известен со времён Римской империи, носили его освобождённые рабы-вольнотпущенники. С тех пор этот головной убор стал символом свободы.

С 1792 года решением Конвента изображение женщины во фригийском колпаке появляется на государственной печати Французской республики, а также на монетах и почтовых марках, заменяя собой эмблему монархии – лилию. Как отмечает почетный профессор кафедры современной истории Коллеж де Франс Морис Агюлон, «национализация» фригийского колпака Францией приобрела с конца ХIХ века столь явный характер, что для символа универсальной Свободы пришлось искать другие головные уборы. На голове Свободы Бартольди в нью-йоркской гавани красуется корона. Но сменить головной убор – не значит сменить голову.

«Свет миру»

Еще одним источником культа Свободы можно считать «вольные искания духа», характерные для масонства. Любимой формулой здесь, как замечает историк Василий Зеньковский, была мысль, что «просвещение без нравственного идеала несет в себе отраву».

Оценивать роль масонов во Французской революции можно по-разному, однако сложно отрицать, что масонство сформировало особый тип религиозности, который не мог не повлиять – хотя и косвенно — на политические события тех лет и на сложившиеся тогда культы, в том числе и на «переехавший» в США культ Свободы.

В этом плане примечательно, что взгляды американских политических лидеров сформировались во многом под влиянием масонской идеологии, «внецерковная» религиозность которой так легко уживалась с их протестантскими взглядами. Как замечает Владимир Легойда, знаменитое «Бостонское чаепитие» 1773 года было спланировано и реализовано ложей св. Андрея [тогда переодетые индейцами жители Бостона совершили налет на три судна британской Ост-Индской компании и выбросили за борт 342 ящика чая, что положило начало всеобщему сопротивлению североамериканских колоний], а из подписавших Декларацию независимости 56 человек 55 были масонами.

Первый американский президент Джордж Вашингтон, «во много сформировавший модель религиозной составляющей политической жизни США», стал членом масонской ложи еще в предреволюционные годы, напоминает тот же исследователь. Присягал Вашингтон на масонской Библии, а клятву его принимал губернатор штата Нью-Йорк, он же великий мастер ложи, объединявшей масонов этого штата.

Показательно, что именно Вашингтон заложил присущую сегодня американской политической жизни традицию публичной апелляции к Творцу – никогда, впрочем, не уточняя его Имени. И дело здесь не только в стремлении не обидеть религиозные меньшинства: население соединенных Штатов в то время было преимущественно христианским. Дело именно в «практической» направленности американской религиозности, в которой традиции протестантизма и ветхозаветная символика причудливым образом соединяются с идеей «свободы и демократии».

Как отмечает Владимир Легойда в статье «In God we trust?», «символично звучит стихотворная надпись на статуе Свободы в Нью-Йорке: «Приведите ко мне всех усталых, всех бедных, жаждущих дышать воздухом свободы». Очень уж напоминает слова Христа: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас». Таким образом, спасителем оказывается не Бог-Христос, а американская богиня-Свобода».

Статуя Свободы, по мнению Легойды, олицетворяет основную для американцев ценность – «свободу от». Именно поэтому, хотя она сделана во Франции, она «совсем-совсем» американка. В этом плане характерен факел в руках статуи, означающий «свет миру». «Это очень американский мотив», — говорит исследователь «гражданской религии» США.

Наша Статуя Свободы

Наша Статуя Свободы

Свобода с русских рудников?

Между тем, как недавно доказывалось в еженедельнике «Компания», «Леди Свобода» может быть связана с масонами не только идеологически. Дело в том, что для облицовки статуи использовалось 90 тонн медных блоков, документы о покупки которых нигде не сохранились. Недавно ряд российских ученых выдвинули предположение, что медь для статуи была приобретена у промышленников Демидовых, которым принадлежали нижнетагильские рудники.

По мнению автора статьи «Свобода в мехах» Ольги Кравец, «в пользу версии о русском происхождении статуи Свободы свидетельствуют и конспирологические источники». Как напоминает Кравец, создатели статуи Бартольди и Эйфель были членами французской масонской ложи, и именно «вольные каменщики» помогли им собрать 3,5 миллиона франков на изготовление статуи. Строительство постамента, по ее словам, профинансировала масонская ложа Нью-Йорка.

Известно, что французские и американские масоны поддерживали довольно тесные отношения, в том числе и делового характера, с российскими «вольными каменщиками». А Демидовы занимали очень высокое положение в масонской иерархии России, напоминает автор публикации.

После восстания декабристов масонские ложи были запрещены, и афишировать свою принадлежность к ложе никто не спешил. «Демидовы оставались единственными, кто продолжал открыто демонстрировать масонскую символику – серебряный молот и инструмент, похожий на мастерок, были изображены на их фамильном гербе», — отмечается в статье.

«Павел Павлович Демидов, который в 1870-х годах возглавил комплекс нижнетагильских предприятий, молодость провел в Париже. В середине 1860-х, после окончания юридического факультета Санкт-Петербургского университета он продолжил образование под руководством известного ученого, публициста, политического деятеля и… масона Эдуарда Рене де Лабуле. В то же самое время молодой, подающий надежды скульптор Фредерик Бартольди лепил бюст боготворимого им Лабуле», — продолжает Кравец, развивая «конспирологическую» версию происхождения Свободы.

Она же обращает внимание на то, что церемонией открытия монумента в 1886 руководил президент Соединенных Штатов франкмасон Гровер Кливленд, а освящал памятник архиепископ Епископальной церкви Нью-Йорка Генри Поттер, также член ложи «вольных каменщиков». С торжественной речью выступил Великий магистр сенатор Чонси М. Депью.

«И только русские масоны не могли открыто объявить о своем участии в сооружении монумента – скорее всего, на Родине их бы за это не похвалили. Возможно, именно поэтому все документы, свидетельствующие о продаже 90 тонн русской меди во Францию, были старательно уничтожены», — заключает Кравец.

Мать изгнанников

Есть и еще один «русский след» в истории «Леди Свободы». Как уже говорилось, сбор средств шел туго, и в США был устроен необычный аукцион — писатели продавали свои ранее не опубликованные стихи. В качестве премии было объявлено, что стихотворение, которое соберёт больше всех денег, будет выбито на пьедестале. В аукционе участвовали такие гиганты как Уолт Уитмен, Генри Лонгфеллоу, Брет Гарт и Марк Твен. Было предложено поучаствовать и американской поэтессе еврейского происхождения Эмме Лазарус. Лазарус отказалась, мотивировав этот тем, что не может сочинять стихи по заказу.

А надо сказать, что в то время она вела активную социальную деятельность. В 1881-м году в России был убит царь Александр II, предоставившие гражданские права нацменьшинствам, в том числе евреям. К власти пришел его сын Александр III, и преследования евреев возобновились. Евреи тысячами бежали из России, садились в Гамбурге и Лондоне на пароходы и ехали в Америку. Сначала американские евреи немецкого и сефардского происхождения в ужасе отшатнулись от своих восточноевропейских братьев. Бедные, больные, глубоко религиозные, ни разу не видевшие водопровода и газовой плиты, они казались пришельцами из страшных снов. Но на Эмму они произвели совсем другое впечатление. Она перестала писать стихи и целиком отдалась социальной работе среди новоприбывших.

Поэтому когда устроитель аукциона сказал ей: «Вспомните беженцев из России», этого оказалось достаточно. Через два дня стихотворение «The New Colossus» собрало двадцать одну тысячу долларов и получило первый приз. Это было в 1883 году. 20 лет спустя, в 1903, стих был выгравирован на бронзовой пластине и прикреплен на стене в музее, находящемся в пьедестале статуи. Один из его переводов звучит так:

Я вас ждала Я вас давно ждала.
У врат морских я с факелом стояла
Высматривая ваши корабли
Ртом каменным я на весь свет кричала:
«Отдайте мне всех тех, кто на земле
Из поколения в поколение трудился
Всех тех, кто в пепелище и золе
Молился чтоб погром не повторился.
Элита чванная мне ваша не нужна
Я здесь стою чтобы опорой быть гонимым
Я памятник Свободе, я одна
На толпы иммигрантов я одна
Да будет факел мой всегда неугасимым!»

Источник Источник

На ту же тему
Поделитесь своим мнением

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

© 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх